16+
Суббота, 20 июля 2024
  • BRENT $ 82.56 / ₽ 7267
  • RTS1076.63

Цитаты персоны

Все персоны
Андрей Вадимович Кортунов

Андрей Вадимович Кортунов

научный руководитель Российского совета по международным делам

19 августа 1957 г. р.

Высказанные мнения:

сортировать   по рейтингу / по датерейтинг / дата
Мнение к материалу от 3 июля 2024 года:
«Путин и Эрдоган провели переговоры на саммите ШОС в Астане»
«Важен сам факт такой встречи, поскольку последние годы много говорили, что ШОС теряет свою динамику, что она проигрывает на фоне других организаций, в частности на фоне БРИКС, и что будущее этой организации находится под вопросом. Конечно, очень важно, что сейчас был придан некий новый импульс ШОС, это особенно важно на фоне того, что ситуация в регионе вокруг ШОС сложная, касается и Афганистана, и есть проблемы между Индией и Пакистаном, и поэтому сейчас очень важно показать, что ШОС наряду с БРИКС является одной из несущих конструкций нового мирового порядка. Насколько я понимаю, сейчас ШОС будет расширяться, возможно, также момент важный, о котором говорил российский президент, это встраивание ШОС в систему взаимодействия с другими многосторонними и двусторонними организациями Евразии, такими как Союзное государство России и Белоруссии, ОДКБ, Евразийский экономический союз и СНГ. Эти все моменты выделяют нынешнее мероприятие с учетом того, что последняя встреча ШОС, а председателем организации была Индия, проводилась в заочном режиме и немножко отошла на второй план на фоне проведения Индией встречи «Большой двадцатки».
Мнение к материалу от 28 июня 2024 года:
«Путин призвал производить ракеты средней и меньшей дальности»
«Мне кажется, Соединенные Штаты сейчас занимаются более активно, чем раньше, противодействием растущему ракетно-ядерному потенциалу Китайской Народной Республики. А китайский потенциал состоит преимущественно как раз из ракет средней и меньшей дальности. Поэтому, когда речь идет о размещении американских систем аналогичного характера в регионах, примыкающих к территории Китая, в общем, логика здесь понятна: американцы хотят подравняться с китайской стороной или, по крайней мере, размышляют о том, чтобы каким-то образом выйти на паритет по конкретным видам вооружений с китайской стороной. Но понятно также и то, что любые американские системы, которые могут быть размещены в акватории Тихого океана, особенно в северной части Тихого океана, если они будут иметь среднюю дальность, они могут представлять собой угрозу в том числе и для Российской Федерации. Поэтому сейчас, наверное, уместно говорить о том, что, к сожалению, происходит постепенный распад всей системы контроля над вооружениями, в том числе даже тех договоренностей, которые носили неформальный характер и не сопровождались процедурами верификации. Когда администрация Трампа вышла из договора РСМД, была надежда, что обе стороны будут де-факто выполнять положения этого договора, хотя у них уже и не будет механизмов проверить то, как другая сторона это соглашение выполняет. По всей видимости, все, что осталось от этого договора, постепенно будет уходить в прошлое».
Мнение к материалу от 17 июня 2024 года:
«Столтенберг: НАТО все еще остается «ядерным альянсом»»
«НАТО действительно ядерный альянс, и ядерное оружие имеется у США, у Франции, у Великобритании. Плюс американское ядерное оружие размещено на территории и других стран НАТО, по-моему, сейчас это четыре государства. Поэтому стремление каким-то образом ответить на то, что происходит в России и Белоруссии, на учения, стремление продемонстрировать готовность к потенциальной эскалации, по всей видимости эти обстоятельства, они и предполагают новые решения в этой сфере. Я бы не преувеличивал значение этих мер, поскольку в общем речь не идет о проводке конкретных сценариев использования ядерного оружия или о передаче этого оружия Украине, но тем не менее, потенциально это еще один шаг в направлении эскалации, в направлении более прямого вовлечения Североатлантического альянса в конфликт на территории Украины.
Мнение к материалу от 14 июня 2024 года:
«G7 хочет получить от России 486 млрд долларов в пользу Украины»
«Я не думаю, что это встречное предложение, это определенный этап в достаточно длительном процессе конфискации российских активов. Мы видим, что процесс идет постепенно, понятно, что его хотели бы растянуть, чтобы не было здесь слишком большого негативного резонанса в мире, чтобы не спровоцировать кризис мировой финансовой системы. Поэтому этот процесс разделяют на несколько стадий, мы сейчас видим очередную. Я думаю, что просто технически вот так быстро принять консенсусное решение странами «Семерки» в ответ на заявления российского лидера едва ли возможно. То есть скорее всего это решение готовилось течение достаточно длительного времени, тем более, как мы знаем, в Семерке, в общем, тоже были разные точки зрения относительно того, как к этому вопросу подступиться. Поэтому я не думаю, что это вот такая быстрая энергичная реакция на заявления российского президента. Хотя, по большому счету, это попытка в том числе и перехватить информационную инициативу у российской стороны, особенно накануне конференции в Швейцарии».
Мнение к материалу от 6 июня 2024 года:
«США выступают против ударов американским оружием по Москве и Кремлю»
«Действительно, существуют элементы стратегической неопределенности в позиции западных стран относительно того, как могут или не могут использоваться системы вооружений, которые поставляются Киеву. Если говорить об общих подходах, то они сводятся к тому, что эти системы могут использоваться только в борьбе с военными целями, то есть наносить удары по тем средствам, которые Россия использует в ходе специальной военной операции в отношении Украины. Это предполагает в том числе определенные географические ограничения. Но мы видим, причем уже это неоднократно было продемонстрировано, что очень часто те ракеты, которые Запад поставляет Украине, используются не избирательно, то есть не только по военным целям, но и по гражданским объектам, конечно, это подрывает доверие к тем заявлениям, которые делаются в Вашингтоне или в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО относительно характера военной помощи Киеву. Также очевидно, что проблема эскалации заботит не только российскую сторону, но и западную стороне тоже, в частности, гипотетическая возможность нанесения ударов по целям, связанным с центрами принятия политических решений, — это очень опасная игра, которая может провоцировать ответные шаги по эскалации. Поэтому, наверное, в связи с этим мы и слышим заверения о том, что удары по Кремлю, по Москве и по каким-то другим гражданским объектам не санкционируются».

загрузить еще...

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию