16+
Среда, 17 июля 2024
  • BRENT $ 83.66 / ₽ 7386
  • RTS1060.25
7 мая 2024, 22:40 Право

Антонину Мартынову, которая 16 лет скрывалась с дочерью, приговорили к девяти годам колонии

Лента новостей

Мартынову обвиняют в попытке убийства дочери. Присяжные вынесли ей вердикт еще в 2008-м, но тогда она не явилась в суд, и до оглашения приговора дело не дошло. Несмотря на то что Мартынова была объявлена в розыск, она все это время жила в стране и воспитывала дочь, не оформляя на нее никаких документов. Уже 18-летняя девушка просила суд не наказывать мать, но ее слезы не помогли

Антонина Мартынова.
Антонина Мартынова. Фото: скриншот видео «Официальная страница судов Новгородской области»/VK

Новгородский областной суд приговорил Антонину Мартынову к девяти годам колонии за покушение на убийство дочери. Девочке от первого брака было два года и семь месяцев, когда она упала в лестничный пролет одного из новгородских общежитий и в результате получила травмы средней степени тяжести. Самой Мартыновой тогда был 21 год. По версии следствия, девочку столкнула мать, которая якобы хотела инсценировать несчастный случай.

Единственным свидетелем случившегося оказался 11-летний Егор Кудров, он стоял на лестничной площадке этажом выше. Кудров говорил, что девочка упала, потому что ее толкнула Мартынова. Обвинение также утверждало, что Мартынова сделала это, потому что ее дочь от первого брака якобы мешала ее отношениям со вторым мужем Кириллом Мартыновым (признан иноагентом). Антонина Мартынова утверждала, что это был несчастный случай. На этом же настаивал и Кирилл Мартынов. И в 2008 году присяжные вынесли вердикт: виновна. Мартынова с дочерью скрылись.

Месяц назад Мартынову с уже совершеннолетней дочерью задержали, показания полиции дала их знакомая, которая знала, где скрывается мать с дочерью. И дело возобновили с того момента, на котором остановились 16 лет назад.

Дочь в слезах просила не наказывать мать. Антонина Мартынова в последнем слове тоже едва сдерживала эмоции. Вот фрагмент ее выступления:

«Уважаемый суд! 17 лет назад произошел несчастный случай. В том, что моя дочь упала с лестницы, нет моей вины. Слава богу, она не пострадала. Но, услышав вердикт присяжных, я решила, что потеряю ее на долгие годы, и не смогла с этим смириться. Я была очень юной и действовала на эмоциях. Я осознаю, что нарушила подписку о невыезде. Но я не убийца. Я просто мама, которая любит ребенка. Я растила ее все 16 лет. Обеспечила образование с помощью онлайн-курсов, возила в горы и на море, водила в любые кружки и секции. Пожалуйста, не разлучайте нас. На нашу долю выпало много испытаний. Помогите нам. Я люблю ее, это мой любимый котик, моя деточка!»

При вынесении приговора в зале суда уже плакали все, рассказывает журналист «Комсомольская правда — Санкт-Петербург» Александр Дыбин:

Александр Дыбин журналист «Комсомольская правда — Санкт-Петербург» «Все были в слезах: и сама Мартынова, и ее дочь, и немногочисленные зрители, кроме журналистов. Это началось еще на прошлом заседании, когда слово дали самой Алисе, и она просила не давать реальное наказание, дать условно, чтобы мать осталась с ней. Сегодня Антонина Мартынова выступила с последним словом, в нем тоже она едва сдерживалась, чтобы не заплакать, просила оставить себя на свободе, но, я так понимаю, адвокаты с ней это все обсуждали, и там было понятно, что другого приговора быть не может, и она встретила его спокойно. Насколько поняли мы, журналисты, стратегия защиты — это в апелляции отменить это решение присяжных, найти какие-то лазейки, процессуальные нарушения, чтобы начать рассмотрение заново».

Каким бы суровым ни казался приговор сейчас, стоит учитывать два момента. Статья, по которой судили Мартынову, предполагает наказание от восьми лет, а прокурор просил десять. То есть формально матери дали практически минимальный срок. Второе: суду ничего не осталась, кроме того, чтобы закончить дело. Вердикт уже был вынесен. Но впереди апелляция, которая может многое изменить. Продолжает управляющий партнер адвокатского бюро MILL Олег Сопоцинский:

Олег Сопоцинский управляющий партнер адвокатского бюро MILL «Безусловно, уже в суде апелляционной инстанции можно и нужно апеллировать, в том числе и позиции потерпевшей стороны, то есть позиции дочери. Изменившаяся обстановка, которая явно за столь длительный период уже стала иной, и общественная опасность содеянного с учетом прошедшего времени, и обстоятельств, при которых в дальнейшем и мать, и дочь существовали. Эту позицию надо уже излагать защите. Конечно же, говорить о том, чтобы она была оправдана, не приходится, если есть вердикт, — тут вопрос исключительно в жесткости наказания. Либо надо оспаривать сам вердикт, но встает вопрос — вердикт присяжных отменяется исключительно по процессуальным нарушениям. Не думаю, что по прошествии столь длительного периода времени эти нарушения сейчас установят, подтвердят и отправят дело на пересмотр».

Пока же в суде Мартыновой даже не дали обняться с дочерью. Судья не был против, но конвой сделать этого не дал. Мать увели, а Маша, которая совсем недавно узнала, что она Алиса, уехала из суда в сопровождении подруги матери.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию