16+
Среда, 24 июля 2024
  • BRENT $ 81.58 / ₽ 7161
  • RTS1092.67
5 мая 2024, 13:51 Технологии

Российская IT-отрасль может потерять доступ к библиотекам открытого кода

Лента новостей

Блокирующие американские санкции, вероятно, приведут к тому, что попавшие под них российские компании не смогут больше зарабатывать на поддержке своих продуктов за рубежом. Открытие заграничных офисов и набор сотрудников в других странах для них теперь тоже станет проблемой, но не самой главной. Главное — потеря доступа к библиотекам открытого кода, которыми пользуется вся международная IT-среда

Фото: Markus Spiske/Unsplash.com

Обновлено в 23:02

Замкнутый цикл разработки в российской IT-отрасли. Возможно ли это? После ввода новых американских санкций против ряда крупных российских IT-компаний появились опасения, что им могут заблокировать доступ к открытому коду. При этом OpenSource лежит в основе многих отечественных разработок.

В России, конечно, есть оригинальные программные продукты, но в основном это специализированный софт. Типичный пример — «1С Бухгалтерия». А вот операционные системы, офисные пакеты или прикладные программы отечественными можно назвать лишь условно. Те же ОС семейства «Астра» — это ядро Linux и набор ПО с открытым исходным кодом. «Яндекс Браузер» построен на свободном движке Blink, который разработан в компании Google. Список можно продолжить.

Поэтому доступ к хранилищам исходного кода и средствам совместной разработки крайне важен для тех, кто создает продукты на базе OpenSource. Само движение интернациональное, в создании продуктов с открытым кодом участвуют миллионы программистов по всему миру. Однако инфраструктуру для разработки OpenSource контролируют главным образом американцы. Например, крупнейший подобный сервис GitHub принадлежит корпорации Microsoft. Которая может в будущем запретить доступ к нему попавшим под санкции российским компаниям.

Некоторые заранее подготовились к такому сценарию. Вот что рассказал Business FM Игорь Орельяна Урсуа, исполнительный и технический директор CSoft Development, компания 1 мая была внесена в SDN List:

Игорь Орельяна Урсуа исполнительный и технический директор CSoft Development «В свое время, то есть когда начали готовиться несколько лет назад к таким вещам, мы заведомо заключали соглашения там или брали библиотеки, делали параллельное развитие. То есть они не могут запретить нам пользоваться старым кодом, а мы его развиваем уже самостоятельно. Это уже несколько лет длится, поэтому для нас это не так критично. Вот для «Астры» это, наверное, действительно очень серьезная история. Там очень много было драйверов именно с открытым кодом, обеспечение каких-то форматов файлов. То есть те, кто этим обильно пользовался, наверное, им придется стараться, как это все решить».

Те российские разработчики, которые под санкции не попали, используют открытый код и, вероятно, будут использовать его в будущем. О причинах говорит директор международной компании по разработке IT-стартапов Zavod IT из Екатеринбурга Александр Процюк:

Александр Процюк директор компании по разработке IT-стартапов Zavod IT «Мы всю нашу деятельность строим на OpenSource-решениях, потому что они быстрее всех развиваются в мире, а нам важно строить стартапы на самых передовых технологиях. И, естественно, OpenSource связан прежде всего с большим количеством разработчиков, которые участвуют в этих вещах, и внутри компаний частными решениями очень сложно обогнать эти темпы. Построить тот же Linux внутри частной корпорации будет гораздо сложнее, чем OpenSource, когда задействованы тысячи разработчиков».

Технически несложно организовать копии хранилищ исходного кода, или, как их называют в IT-отрасли, зеркала, в дружественных юрисдикциях. В том же Казахстане, например, некоторые уже есть и работают. И уже оттуда российские айтишники смогут получать код, созданный сообществом программистов по всему миру. А вот сотрудничать с иностранцами будет сложнее тем, кто попал под санкции, отмечает руководитель СКБ «Робототехника» МИЭТ Станислав Шепелев:

Станислав Шепелев руководитель СКБ «Робототехника» МИЭТ «В том случае, если появляются вот такие санкции, то, скорее всего, это не позволит работать с каким-то свободным ПО со своими библиотеками именно в свободном режиме, то есть отчасти это может быть ограничено. Это может быть ограничено в плане блокировки аккаунта, например, на GitHub, который позволяет удобно организовать работу. Или, может быть, отечественные компании, попавшие сейчас в список, лишатся возможности предлагать какие-то свои правки или вести какую-то совместную разработку по крупным проектам с тем самым открытым ПО. Это же не только возможность скачать условно какой-то код. Это скорее способ совместной работы с ПО. То есть важно не только хранить его и давать доступ, но и важно обеспечивать совместную работу. Поэтому это именно хаб, точка для взаимодействия различных разработчиков, в том числе и международная».

Если даже США заблокируют доступ к проектам OpenSource всем российским разработчикам, получить исходный код они все равно смогут: для этого есть зеркала хранилищ кода — их еще называют репозиториями — в дружественных странах, в том же Казахстане, например. Но вот сообщать об ошибках и уязвимостях, участвовать в разработке существующих проектов и создавать новые, используя инфраструктуру США, россияне тогда уже не смогут.

Об альтернативах американским сервисам для разработки и о том, почему опасно использовать открытый код, который контролируют Штаты, рассказывал в интервью Business FM в октябре прошлого года основатель и руководитель Информационной внедренческой компании Григорий Сизоненко:

Григорий Сизоненко основатель и руководитель Информационной внедренческой компании «Ты берешь продукт, который кем-то разработан, ты не знаешь, как это сделано, и ты должен использовать ровно то, что тебе дали. И ты не управляешь ни жизненным циклом этого продукта, ни модернизацией, ни доработкой, ничем не управляешь, ты только сказал: я владелец этого американского продукта. Почему американского? Потому что три инфраструктуры разработки из четырех — это инфраструктуры, которые находятся под контролем американцев. А четвертая — наша российская, репозиторий Sisyphus, который является уже мировым стандартом. И в прошлом году стала пятая инфраструктура — китайская. Но китайцы, поскольку они поняли, куда нужно двигаться, чем нужно заниматься, создали эту инфраструктуру, направили туда огромные средства, они догонят эти четыре-три американские и российскую».

Другой вопрос, захотят ли программисты из других стран, и необязательно западных, переходить на российскую платформу для разработки открытого кода.

Но пока и само сообщество OpenSource не спешит расставаться с участниками из России, которые внесли немалый вклад в общее дело. Вскоре после начала спецоперации были призывы ограничить или вообще заблокировать россиянам участие в проектах OpenSource, но дальше разговоров дело пока не пошло.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию