16+
Вторник, 21 мая 2024
  • BRENT $ 82.88 / ₽ 7493
  • RTS1199.26
14 октября 2015, 15:01 Финансы

Михаил Задорнов: НСПК гарантирует устойчивость внутри страны

Лента новостей

Председатель правления банка ВТБ24 ответил на вопросы Business FM на форуме «Россия зовет!» По его словам, всплеск, связанный с повышением ключевой ставки, поэтапно сошел

Председатель правления банка ВТБ24 Михаил Задорнов.
Председатель правления банка ВТБ24 Михаил Задорнов. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

В Москве проходит международный инвестиционный форум «Россия зовет!», организованный компанией «ВТБ-капитал». В кулуарах форума президент — председатель правления банка ВТБ24 Михаил Задорнов дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

Михаил Михайлович, все последнее время у нас налично-денежные, кредитно-депозитные истории постоянно оказываются в поле зрения, внимания всех людей. Все-таки одно важное событие, давайте его поясним. С 1 октября, ну, внешне это было заметно по заявлению Visa о том, что она больше не несет ответственность за «если что». Не потому, что «если что» должно произойти, а потому, что теперь транзакции пошли через Национальную систему платежных карт. Это наверное, важное событие, можно ли говорить, что теперь действительно любой банк, по крайней мере, в платежах внутри России по картам MasterCard и Visa застрахован от любых внешних действий?
Михаил Задорнов: Да, это очень важное событие инфраструктурное, его значение трудно переоценить, когда практически за полтора года, а технологически даже за полгода, создана возможность осуществлять внутрироссийские карточные транзакции, я подчеркну: только внутрироссийские. Потому что если вы выезжаете за границу с карточкой Visa и MasterCard , процессинг осуществляет все равно система международная. Но у нас с учетом сокращения и сейчас внешнего туризма на 40% по сравнению с началом прошлого года внутренние транзакции и расчеты в Интернете — это сейчас 93-95% всех карточных транзакций, по штукам, не по стоимости. Потому что трат за границей больше гораздо, конечно, а по штукам сейчас больше 93% — это именно внутрироссийские транзакции. Так вот, весь внутрироссийский трафик процессируется сейчас, то есть проводятся операции через Национальную систему платежных карт, и это действительно гарантирует устойчивость системы внутри страны от любых санкционных действий, внешних факторов. Это большое достижение Национальной платежной системы в целом.
Ну, вот уже есть двухнедельный опыт того, как это происходит. Все работает нормально, никаких сбоев, которые бывают всегда поначалу.
Михаил Задорнов: Все работало нормально еще с конца первого квартала текущего года. Уже тогда начали работать сначала MasterCard, потом Visa, НСПК, а потом постепенно дополнительные операции, технологические схемы дотачивались. Сейчас просто Visa заявила: если перевести ее заявление на простонародный язык, она говорит — «уважаемые друзья, с этого момента, если чего случится, технологически это не мы».
Слава Богу, ничего не случалось, никаких случаев нет.
Михаил Задорнов: Ничего, система работает. Будем надеяться, поскольку есть резервные мощности, резервные системы и, кстати, платежные системы международные, я думаю, в случае чего также подстрахуют.
Это нашей банковской системе что-то стоило? Это легло каким-то дополнительным бременем?
Михаил Задорнов: Нет, пока все, что происходит, это исключительно затраты Центрального банка. Он капитализировал НСПК как акционерное общество, пока это затраты Центрального банка, но с ним есть договоренность у крупнейших банков, согласно которой через определенный период становления самой системы акции НСПК будут проданы крупнейшим банкам в той или иной пропорции, или не только крупнейшим, но и средним банкам, кто как захочет. Таким образом, банки станут владельцами Национальной системы платежных карт.
Теперь к денежному поведению населения. Мы знаем, что очень большой проблемой в условиях снижения реальных доходов считался довольно высокий уровень закредитованности населения. Мы уже прожили в нынешнем кризисе как минимум 9 месяцев, может быть, даже больше. Что показало вскрытие?
Михаил Задорнов: Во-первых, существует целый ряд мифов, точнее не мифов, а неправильно продолженных трендов. Например, тезис о том, что российское население страшно закредитовано, что сейчас, в кризис, люди будут больше не платить по кредитам, поскольку они теряют работу, доход, у них меняются планы и так далее и тому подобное. На самом деле, объективная ситуация говорит следующее. Пик задолженности по кредитам физических лиц мы прошли в 2014 году. С точки зрения количества кредитов с того времени за прошедший год само количество кредитов, взятых в штуках населением, сократилось на 20%.

А в деньгах?

Михаил Задорнов: В деньгах портфель сегодня меньше, чем портфель на начало года, на 5% — в рублях. Это означает, что долги сокращаются и в штуках, и в объеме. Есть еще объективный показатель закредитованности населения: мы рассматриваем несколько таких, как розничный банк, метрик. Допустим, мы возьмем платежи по всем кредитам — как погашение тела долга, так и процентов — в соотношении с месячными расходами населения в процентах от ВВП. Грубо говоря, вот вы, стандартный россиянин. На пике было примерно 19% ВВП, 18-19%, тратили на погашение долга — проценты и долг. Сейчас уже 15,5%, то есть это всего за год столь резкое изменение.
То есть у нас корпоративный сектор сокращает внешнюю задолженность и население тоже?
Михаил Задорнов: Население сейчас сокращает свой долг, и, напротив, накапливает определенную подушку на банковских счетах, видимо, частично тоже в валюте покупая ее, как сбережения на случай каких-то неопределенностей, ухудшения жизненного положения.
То есть сбережения растут?
Михаил Задорнов: Сбережения выросли более чем на 15% с начала года, есть, конечно, еще эффект девальвации, хотя в этом году он не так заметен. В ВТБ24 вклады на 20% за 9 месяцев увеличились в объеме, на 20% — это очень большой прирост. Реальные доходы населения упали в первом полугодии, сейчас за 9 месяцев цифры еще полностью не подсчитаны. Снижение не менее, чем на 5%, я думаю, по году будет 7-8%. А розничный товарооборот упал на 10%. О чем это говорит? Что люди стали покупать меньше, чем они потеряли доходов. То есть люди опасаются много тратить, понимая, что экономическая ситуация очень неопределенная или ухудшается. И последнее: безработица сильно не выросла, но наш банк в своих прогнозах именно так и предполагал — нет большого роста безработицы, поэтому фактор потери работы не сильно работает сейчас в отношении банков и заемщиков. Все-таки в основном идет сокращение дохода, а не потеря работы.

Получается, кредитный портфель сокращается, депозиты растут, у банков есть деньги…

Михаил Задорнов: Сокращается количество заемщиков, и в целом кредитная нагрузка на население снижается.
У банков появляется больше денег, которые некуда деть, банк же не может просто держать деньги, он должен на них зарабатывать.
Михаил Задорнов: Безусловно, у банков сейчас достаточно много свободной ликвидности, то есть вам никто не говорит, что есть проблема ликвидности — есть проблема хорошего заемщика. Банки хотят найти и предприятие, и человека, который не только депозиты принесет, но и возьмет кредит.

Я вам бытовую историю расскажу. У меня огромное количество знакомых, это новое явление, огромное количество звонков из колл-центров банков с предложением взять кредит. Мы подумали и прокомментировали: видно, много в банках денег, и они не знают, кому их дать. Звонят тем, кому этот кредит в большинстве случаев не нужен, потому что звонят людям, у которых нет долгов и не хотят их брать.

Михаил Задорнов: Это и так, и не так. Почему не так? Это говорит о том, что банки все-таки постепенно модернизируют свои системы, это все-таки способ предложения, которое все-таки персональное.
Сам запрос банков на поиск заемщика заметно вырос, то есть обратная проблема — некому дать.
Михаил Задорнов: Именно так.
Как оценить эту ситуацию?
Михаил Задорнов: Есть, кому дать, просто хочется расширить круг своих потенциальных клиентов.
Денег больше, чем клиентов, которые будут оплачивать проценты. На ваш взгляд, как эту проблему решать? Я ожидаю, что кредитные ставки должны снижаться.
Михаил Задорнов: Кредитные ставки постепенно снижаются, но они не могут снижаться быстрее, чем снижаются ставки по депозитам и ставка Центрального банка. Уже с начала года мы достаточно серьезно снизили ставки прежде всего по кредитам наличными.
Давайте цифры приведем, потому что все-таки это явление и общая картина, о которой вы рассказали, свидетельствуют: деньги стали слишком дорогие. Их стараются отдать и стараются не взять, деньги стоят очень дорого.
Михаил Задорнов: Вы знаете, во-первых, сейчас ставки по срочным депозитам в банках находятся на уровне 10%, по новым ставкам, что уже примерно на процент ниже, чем ключевая ставка ЦБ. А ставки по кредитам сейчас, например, по кредитам наличными, фактически опустились до докризисных значений. Если это, например, зарплатный клиент ВТБ24, то мы ему предлагаем сейчас кредит по ставке 16,5-17,5%, в зависимости от качества заемщика, от его истории. То есть кредиты наличными, автокредиты — это уже ставки середины 2014 года. Всплеск, связанный с повышением ключевой ставки в декабре, поэтапно сошел. Где остаются ставки выше существенно — это ипотека, потому что она полностью фондируется длинными деньгами. А это все-таки длинные депозиты, к сожалению, ставки по ипотеке, кроме госпрограммы по кредитованию новостроек, они остаются пока существенно выше, чем это было год назад. Здесь изменения возможны с дальнейшим снижением инфляции, стоимости денег и снижением ключевой ставки ЦБ. Я думаю, что это перспектива примерно еще полугода. Мы ожидаем, что ЦБ и до конца года сделает какой-то шаг, может быть, небольшой, но, в основном в первом-втором квартале 2016 года, он будет более решительно снижать ставку вместе со снижением инфляции.
Возвращаясь к макроэкономике: Эльвира Набиуллина выступала здесь, на форуме, она говорила, что наши высокие проценты инфляции разовые, что это вызвано одномоментным резким повышением цен, связанным с девальвацией, а в тренде мы надеемся иметь вообще совсем небольшую инфляцию, уже через год, через два — в пределах 5-6%. Разумные люди в этом случае, скорее всего, поостерегутся брать длинные кредиты под высокий процент, ожидая, что в действительности ставки должны драматически сократиться, если верить в этот макроэкономический прогноз.
Михаил Задорнов: На рынке происходит так — и с кредитами наличными, и с ипотекой. Почему бы не советовал людям откладывать брать ипотечный кредит по сегодняшней ставке? Потому что на банковском рынке существует конкуренция, и мы перекредитовываем хороших заемщиков. То есть если вы сегодня возьмете ипотеку, условно, по 14%, а ставки через год будут 12% по ипотеке, то вы придете к нам же или в банк-конкурент, и он вам рефинансирует этот кредит.
Реструктуризация долга по новой процентной ставке.
Михаил Задорнов: Да. Конечно, для вас будут какие-то определенные затраты — еще раз брать кредит, оформлять документы. Во-первых, это становится все проще и проще, во-вторых, такое действие все равно лучше, чем вы год будете еще ждать изменения своего жилищного положения, если для вас это действительно актуально.
И два слова про корпоративный сектор. Доступность кредита — ну, для ВТБ24 это все-таки не крупный бизнес, а средний и малый. Тут есть хоть какое-то оживление в связи с плавным снижением процентной ставки?
Михаил Задорнов: Вы знаете, по малому бизнесу, к сожалению, нет. В этом сегменте больше всего упали портфели автокредитов и малого бизнеса. То есть этого даже не было в кризис 2008-2009 годов — да, идет стремительное сокращение портфелей малого бизнеса. Спрос на новые кредиты, к сожалению, не велик, это экономическая неопределенность, это непонимание именно перспектив своего бизнеса и дополнительных инвестиций. Я думаю, это самое главное, однако, это то, с чего мы начали. Если экономика — нуль, значит, что такое нуль экономического роста? Значит, нет дополнительных продаж квартир, нет дополнительной стройки, нет дополнительного ресторанного бизнеса.
Опять же идеологически, как нам здесь объясняли, рост должен быть в импортозамещении. Общий спрос сокращается, но остаются ниши...
Михаил Задорнов: И мы видим определенный спрос — в переработке, видимо, во внутреннем туризме. Но если говорить про наш портфель, у нас портфель микробизнеса. Мы сами здесь более осторожны. Сегмент малого бизнеса — он, безусловно, растет, именно малого бизнеса, не микробизнеса, а следующий уже бизнес с оборотом годовым от 20 до 90 млн рублей. Он растет, но во многом мы понимаем: это просто из других банков также еще к нам переходит на обслуживание большая, сформированная уже клиентская база.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию